Архив рубрики: ИНТЕРЕСНОЕ

Военная база на Луне Часть 1

1373294025_78677790

Проекты строительства долговременных баз на Луне разрабатывались в СССР и США еще в 1960-х годах. Для реализации подобных проектов требуются огромные средства и усилия. В настоящее время не существует веских аргументов в пользу мирной лунной базы (вопросы науки и престижа таковыми не являются, с учетом колоссальных затрат, не имеющих адекватной отдачи). Доводы об экономическом значении лунной базы необоснованны, и добыча гелия — 3 пока не представляет интереса (в связи с отсутствием промышленных термоядерных реакторов).

Таким образом, основным препятствием является практическая бесполезность проектов мирного освоения Луны (т. е. построить лунную базу можно, но не нужно). В настоящее время, основным стимулом могут быть исключительно военные вопросы. Наиболее очевидной, является возможность использования Луны в качестве места базирования ядерных ракет. Однако, боевое применение ядерных ракет лунного базирования оправданно лишь в условиях глобального военного конфликта (который может и не состояться в обозримом будущем). Кроме того, существуют международные соглашения о неядерном статусе космического пространства (нарушение которых может принести стране больше вреда, чем пользы).

В этой связи мы рассмотрим концепцию лунной базы, предназначенной для размещения неядерных видов вооружения (в частности, артиллерийских систем). Использование этих систем возможно при ведении боевых действий любой интенсивности и масштаба. Преимуществом расположения таких систем на Луне является возможность воздействия на любую точку Земли в самые сжатые сроки. Для этого не придется решать сложные задачи по перемещению крупных военных сил и систем вооружений в зону конфликта (что долго, и не всегда возможно).

Среднее расстояние между центрами Луны и Земли составляет ~ 384 тыс. км. Вторая космическая скорость для Луны составляет ~ 2400 м/с. На расстоянии ~ 38 тыс. км от центра Луны (в направлении Земли), лунная и земная силы тяготения уравновешивают друг друга. При старте с поверхности Луны, достижение этой точки (с уравновешенными силами тяготения), возможно при начальной скорости ~ 2280 м/с. Таким образом, если лунная пушка обеспечит разгон снаряда до необходимой начальной скорости (в направлении Земли), то снаряд упадет на Землю.

Путем увеличения массы порохового заряда, указанную выше начальную скорость снаряда обеспечить невозможно. Выход заключается в том, чтобы использовать для увеличения скорости снаряда микрореактивные двигатели (после вылета снаряда из ствола). Рассмотрим такую возможность на примере экспериментальной танковой пушки 50Л «Витязь» http://www.oborona.co.uk/kbao.pdf.

Эта пушка калибра 125 мм, обеспечивает снаряду ствольной массой 7 кг, начальную скорость 2030 м/с. При использовании в качестве однокомпонентного ракетного топлива чистой перекиси водорода (удельный импульс ~ 150 с), необходимая для работы микрореактивного двигателя масса топлива составит ~ 1,1 кг (~ 16% ствольной массы снаряда). В результате работы микрореактивного двигателя скорость снаряда увеличится до ~ 2280 м/с, и снаряд сможет преодолеть лунную силу тяготения (при размещении этой пушки на Луне).

Таким образом, для вооружения лунной базы, в принципе, могут использоваться классические артиллерийские системы на основе пороха (при условии дополнительного разгона снарядов микрореактивными двигателями). Эффективным средством доставки являются также ракеты. В нашем случае, предлагается использовать пневмоэлектрические артиллерийские системы http://n-t.ru/tp/ts/oo.htm.

Для пневмоэлектрических артиллерийских систем лунного базирования, в качестве метательного средства предполагается использовать сжатый под большим давлением кислород (или смесь кислорода с гелием), а в качестве источника тепловой энергии химическую реакцию между кислородом и алюминием.

Пневмоэлектрические артиллерийские системы способны обеспечить очень высокую начальную скорость снаряда. Кроме того, производство некоторых компонентов (например, пневмоэлектрических метательных зарядов) может быть организовано на лунной базе с наименьшими усилиями. В лунном грунте есть все необходимые для этого элементы (в некоторых пробах содержание кислорода достигает 44%, алюминия 13%). Артиллерийские системы значительно дешевле ракет, т. е. намного легче в производстве (что упрощает задачу организации данного производства на Луне).

В пороховой и пневмоэлектрической пушке, абсолютная величина максимального давления может иметь примерно одинаковые значения (т. к. ограничена прочностью ствола). В пороховой пушке, после сгорания порохового заряда, процесс расширения пороховых газов продолжается без теплообмена (адиабатический процесс). В пневмоэлектрической пушке (после сгорания алюминиевого горючего элемента) образуется смесь из газообразного кислорода, и частиц окиси алюминия (нагретых до высокой температуры). Поэтому, процесс расширения кислорода уже не будет являться адиабатическим (т. к. происходит передача тепла от частиц окиси алюминия). В результате замедленного снижения температуры кислорода, его давление у дульного среза будет больше (при одинаковой с пороховыми газами степени расширения), а начальная скорость снаряда выше. Таким образом, внутренняя баллистика пневмоэлектрического оружия, существенно отличается от внутренней баллистики классического огнестрельного оружия.

Необходимо особо отметить то обстоятельство, что для поражения целей на Земле необязательно использовать артиллерийские системы сверхкрупного калибра. Пневмоэлектрическая пушка может обладать следующими параметрами: длина ствола 6 м, калибр 125 мм, ствольная масса снаряда 7 кг, начальная скорость снаряда ~ 2400 м/с. После прохождения критической точки (с уравновешенными силами тяготения), скорость снаряда будет возрастать за счет земного притяжения, и в отсутствие атмосферы могла бы достигнуть ~ 11000 м/с. Потери на аэродинамическое сопротивление воздуха можно оценить в ~ 3000 м/с (при движении по баллистической траектории, вертикальной к поверхности Земли). В результате, при падении на Землю, скорость снаряда может составить ~ 8000 м/с.

Снаряд может состоять из тяжелого сердечника (5 кг) и легкого неотделяемого корпуса (2 кг). Корпус снаряда обеспечивает удержание сердечника в стволе, и служит своеобразным поршнем, принимая давление газа при выстреле, и обеспечивая разгон всего снаряда. Корпус снаряда также обеспечивает защиту сердечника от сгорания (после того, как снаряд осуществит перелет Луна – Земля, и войдет в атмосферу). По мере нагревания корпус снаряда (изготовленный из теплозащитных материалов) разрушается, что приводит к уменьшению диаметра снаряда и снижению аэродинамического сопротивления атмосферного воздуха.

Снаряд хорошо обтекаемой формы образует относительно слабую ударную волну, отражающую в атмосферу ~ 50% тепловой энергии. Если учесть, что масса (и скорость) снаряда уменьшаются с 7 кг (~ 11 км/с) до 5 кг (~ 8 км/с), общее количество выделяемой теплоты составит ~ 200 МДж. Таким образом, половину теплоты (~ 100 МДж) необходимо «блокировать» при помощи теплозащитного корпуса снаряда (в котором будут происходить процессы плавления, испарения, сублимации и химических реакций). Материалами для изготовления корпуса снаряда могут быть стеклопластики, другие пластмассы на основе органических (или кремнийорганических) связующих, углеродные композиции, пористые металлы со связанными (не герметичными ячейками) и т. д.

Для характеристики теплозащитных материалов используется понятие эффективной энтальпии (количество теплоты, которое может быть «блокировано» при разрушении единицы массы покрытия). В нашем случае масса теплозащитного покрытия (корпуса снаряда) составляет 2 кг, количество «блокируемой» теплоты ~ 100 МДж. Эффективная энтальпия материалов, из которых необходимо изготовить корпус снаряда, должна составлять ~ 50 МДж/кг (такой уровень теплозащиты может быть обеспечен при помощи существующих материалов).

При скорости ~ 8 км/с, кинетическая энергия снаряда массой 5 кг, составит ~ 160 МДж. Указанная энергия сопоставима с кинетической энергией снарядов главного калибра (406 мм) линкоров типа «Айова» (в момент попадания этих крупнокалиберных снарядов в цель). Бронепробиваемость снаряда главного калибра линкора типа «Айова», составляет всего ~ 400 мм брони. Для сравнения отметим, что бронепробиваемость высокоскоростного танкового БОПС массой 5 кг, составляет ~ 600 мм брони. Бронепробиваемость лунного снаряда будет еще больше, т. к. его скорость (~ 8 км/с) уже сопоставима со скоростью кумулятивной струи (~ 10 км/с).

С учетом избыточной бронепробиваемости, для изготовления лунного снаряда можно использовать легкие сплавы (например, алюминиевые). При необходимости могут использоваться и тяжелые металлы (вольфрам, уран и т. д.). Дополнительный эффект может быть достигнут в случае изготовления снаряда из обогащенного металлического урана (после попадания такого снаряда, корабль может быть выведен из эксплуатации, в результате сильного радиоактивного загрязнения продуктами взрыва).

В процессе поражения цели, при кинетическом взрыве снаряд может полностью перейти в мелкодисперсное состояние, или даже испариться (в предельном случае). При кинетической энергии снаряда ~ 160 МДж, для этого понадобится всего ~ 53 МДж теплоты (удельная теплота испарения алюминия ~ 10,5 МДж/кг). Продукты кинетического взрыва могут вступать в химическую реакцию с кислородом воздуха (усиливая заброневое действие снаряда). При удельной теплоте сгорания алюминия ~ 31 МДж/кг, мгновенное выделение тепловой энергии в результате химической реакции, может достигнуть ~ 155 МДж (без учета тепловой энергии сгорания металлических микрочастиц разрушаемой брони и конструкций корабля). Суммарная тепловая энергия взрыва снаряда может составить ~ 315 МДж (что эквивалентно тепловой энергии взрыва ~ 75 кг тротила). Отметим, что фугасный снаряд главного калибра (406 мм) линкора типа «Айова» содержит всего ~ 70 кг взрывчатого вещества.

Таким образом, снаряд лунной пушки калибра 125 мм, по бронепробиваемости превосходит бронебойный снаряд калибра 406 мм, а по фугасному действию сопоставим с фугасным снарядом калибра 406 мм. Это дает основания полагать, что при помощи снарядов выпущенных из лунной пушки, можно уничтожить военный или транспортный корабль любого класса (в том числе, тяжелый ударный авианосец). Артиллерийские системы лунного базирования могут использоваться в качестве противоспутникового оружия. Возможными целями являются наземные объекты инфраструктуры, военные и производственные объекты и т. д. Если для уничтожения каких-либо целей масса снаряда окажется недостаточной, то это затруднение может быть преодолено при помощи артиллерийских систем более крупного калибра.

В современных пушках калибра 125 мм, масса порохового метательного заряда не превышает 10 кг. Давление определяется температурой и концентрацией молекул газа. Молекулярная масса кислорода 16 г/моль, а средняя молекулярная масса пороховых газов ~ 30 г/моль. Таким образом, в первом приближении количество кислорода может составить ~ 5 кг (для использования в качестве метательного средства).

Скорость движения расширяющихся газов примерно равна скорости снаряда. При стрельбе из современных пушек высокоскоростными бронебойными подкалиберными снарядами, кинетическая энергия снаряда и кинетическая энергия пороховых газов, в сумме могут превышать 70% от первоначальной энергии горения порохового заряда.

С учетом этого, можно приблизительно оценить количество энергии, необходимое для разгона снаряда (и продуктов сгорания пневмоэлектрического метательного заряда) до скорости ~ 2400 м/с (средняя скорость молекул кислорода значительно больше средней скорости молекул пороховых газов). Это количество энергии составит ~ 65 МДж, и может быть получено за счет сгорания ~ 2,1 кг алюминия (при участии ~ 1,9 кг кислорода). Таким образом, общая масса пневмоэлектрического метательного заряда может составить ~ 9 кг (из них ~ 2,1 кг алюминия и ~ 6,9 кг кислорода). При давлении сжатого кислорода ~ 500 атмосфер, его объем составит ~ 10,5 литров.

Подготовка к выстрелу происходит следующим образом. Через казенную часть в кислородную камеру вставляется снаряд. Между задней частью снаряда и затвором размещается сгорающий элемент. Затвор закрывается, и после этого в кислородную камеру подается кислород из емкости высокого давления (чтобы предотвратить повышение температуры кислорода в результате его сжатия).

Кислородная камера представляет собой расширение в казенной части ствола (в виде сферы). Сфера имеет диаметр ~ 0,3 м. Ее объем составляет ~ 14,1 литров. После заряжания пушки снарядом, объем кислородной камеры уменьшается до ~ 10,5 литров. Кислородная камера является частью ствола, и имеет вход (со стороны казенной части) и выход (в направлении дульной части). Длина (диаметр) кислородной камеры меньше длины снаряда. Поэтому, при подготовке к выстрелу снаряд, одновременно перекрывает входное и выходное отверстия (тем самым, герметизируя кислородную камеру). Таким образом, давление кислорода действует на боковые поверхности снаряда (перпендикулярно продольной оси снаряда).

Диаметр входного и выходного отверстий, совпадают с диаметром снаряда. При ширине зазора между корпусом снаряда и поверхностью ствола 0,1 мм (площадь щели составит 0,4 см²). Казенная часть ствола дополнительно перекрывается затвором, поэтому основная утечка происходит в направлении дульного отверстия ствола пушки. В начале щели, скорость движения потока кислорода не превышает скорость звука (~ 330 м/с при температуре 30°C). Таким образом, максимально возможный уровень утечки кислорода составит < 0,2 кг/с (при давлении ~ 500 атмосфер). Общая потеря кислорода составит < 0,5 кг (при продолжительности накачки ~ 5 секунд).

В момент выстрела, систему подачи кислорода необходимо перекрыть (для этого нужно некоторое время). Поэтому, целесообразно накачать кислород до большего давления. Затем, закрывается отверстие подачи кислорода, и после некоторого снижения давления (до расчетного уровня ~ 500 атмосфер), производится выстрел.

Сгорающий элемент может быть выполнен в виде капсулы наполненной металлическими гранулами (или порошком). При насыпной плотности алюминиевых гранул ~ 1400 кг/м³ объем капсулы составит ~ 1,5 литров. Капсула снаряжается взрывателем, предназначенным для выталкивания снаряда из кислородной камеры в ствол, и распыления алюминиевых гранул (или порошка).

Выстрел происходит следующим образом. После завершения подготовки, срабатывает взрыватель, и выталкивает снаряд из кислородной камеры в ствол. Гранулы алюминия (~ 2,1 кг) попадают в кислородную камеру и вступают в химическую реакцию с частью кислорода (~ 1,9 кг). В результате химической реакции выделяется тепловая энергия (~ 65 МДж). За счет этой энергии, оставшийся кислород (~ 5 кг) нагревается до высокой температуры, и резко расширяясь, давит на снаряд. Снаряд с ускорением движется в канале ствола, и через дульное отверстие вылетает из ствола пушки.

В обычных условиях оксид алюминия является хорошим абразивом. Однако, при горении алюминия в кислороде развивается температура до 3200°C (что значительно превышает температуру горения пороха). Температура плавления оксида алюминия составляет всего 2044°C. Следовательно, образование твердых кристаллов возможно либо на завершающей стадии выстрела, либо уже за дульным срезом ствола пушки. Кроме того, при высокой температуре кристаллы оксида алюминия не обладают высокой твердостью. С учетом этого, абразивное воздействие оксида алюминия на внутреннюю поверхность ствола пушки, будет минимальным.

В связи с использованием кислорода в качестве метательного средства, возникает проблема выбора химически малоактивных материалов (для изготовления внутренней поверхности канала ствола). Обычные материалы для этих целей неприменимы. Вероятно, для покрытия внутренней поверхности ствола пушки понадобится создать прочные и химически инертные материалы на основе благородных металлов (серебро, золото, платина и т. д.).

Наиболее химически инертным металлом является золото. Путем прямого нагревания получить оксид золота невозможно (только косвенным путем). Золото не окисляется даже озоном (еще более активным окислителем, чем кислород). Поскольку золото пластичный и мягкий металл, то использовать его в чистом виде в качестве материала для покрытия внутренней поверхности ствола пушки невозможно. Однако прочность золота существенно повышается в сплавах с другими металлами (серебро, платина, осмий, иридий и т. д.).

Странности черных дыр

10 февраля в Lenta появилось сообщение, что астрономы получили необычное изображение двух столкнувшихся галактик — в результате встречи образовалось кольцо из гигантских молодых звезд, «украшенное» множеством черных дыр. Сфотографированный объект под названием Arp 147 удален от Земли на 430 миллионов световых лет.

14 февраля в там же следующая новость: Ученые предложили способ определять присутствие черных дыр, наблюдая космическое пространство при помощи наземных телескопов. Эти чрезвычайно массивные объекты характерным образом искривляют пути излучения, и расчеты астрономов показывают, что возникающий рисунок можно зафиксировать с Земли. Заметку сопровождает рисунок вихревого потока, устремляющегося по ниспадающей спирали к светлому пятну — черной дыре (ЧД).

img

 

Рисунок 1

Очень хочется понять тех, кто отождествляет ЧД с воронками, нанося на воронки сетки, придающие им схожесть с глобусами (рис.1). Что символизирует сетчатая воронка? Какой параметр системы можно изобразить таким графиком? С пространством, гравитационным полем, которые ей приписывают, воронка уж точно не ассоциирует! Но именно в воронках рисуют человечков с длинными ногами и утверждают, что участь любого материального тела, оказавшегося вблизи черной дыры — быть разорванным.

Во многих заметках, похожих на приведенные в начале, утверждается, что рост гравитационных сил на маленьком отрезке вблизи ЧД настолько огромен, что способен рвать не только молекулы, но и ядра атомов. Попробуем просчитать ситуацию.

img (1)

 

Рисунок 2

На рис.2 изображен человек, общей массой 80 кг, ростом 180 см, раздираемый разницей гравитационного притяжения ЧД по причине разной удаленности от центра притяжения верхней и нижней половинок организма. Примем расстояние между половинками h=0.8 м, и допустим, что тело не разорвется от полутонны. Составим и решим уравнение:

F1 — F2 = F = 5000 H

img (2)

 

где: G=6,672∙10 -11 Hм2/кг2 — гравитационная постоянная, М=2∙10 30 — масса ЧД, принятая равной массе Солнца, m=40 кг — вес половинки, F — разрывающая сила. Ответ: лишь на расстоянии R=1200 км от ЧД человеку станет по-настоящему больно. Вычисленное расстояние в полтора раза меньше радиуса Луны.

Попробуем отдирать друг от друга микрочастицы, состоящие из миллиардов молекул. Возьмем кубик качественной стали (50Х ГОСТ 4543-71) с ребром один микрон, выдерживающей напряжение разрыва σВ=1000 МПа. В таком случае, m=4∙10-12кг, h=5∙10-7 м, F=0,001 Н. Расчет по выше приведенной формуле даст R=81 м.

Здесь следует вспомнить, что гравитационный радиус Солнца составляет 3 км, что в 37 раз превышает вычисленный радиус распада частиц на молекулы. Гравитационный радиус, напомню, это когда первая космическая скорость на данном удалении превышает скорость света.

Вывод следующий: для ЧД с массой равной солнечной, частицы пыли начнут рваться и излучать тепловые электромагнитные волны в зоне, из которой излучение вырваться не может.

Видимый свет может появиться лишь при разрыве молекул. Просчитывать разрыв молекулы нет смысла — искомый радиус получиться минимум на порядок меньше радиуса разрыва частицы на молекулы.

За гамма-излучение отвечают ядра атомов. Нет сомнения в том, что порвать ядро труднее, чем молекулу, тем более гравитацией. Габариты ядра микроскопичны в сравнении с молекулой.

Необходимо помнить о том, что на свободное тело гравитация не действует — оно находится «в невесомости». Никакого условия по направлению первоначального движения к телу не предъявляется. Стоит человеку в прыжке оторваться от опоры, как он перестает ощущать притяжение Земли. Методики обнаружения ЧД, в этом плане, противоречат моему инженерному опыту. Во-первых, заставляют газ устремляться к дыре в немыслимом количестве, хотя этому противодействуют растущие давление и температура.

Во-вторых, газ начинает излучать электромагнитные волны в ультрафиолетовом и рентгеновском диапазоне на расстояниях в миллионы километров от ЧД. Именно свечение позволяет сегодня астрономам видеть дыры крупными звездами, удаленными на сотни миллионов световых лет, то есть, видеть объекты в соседних галактиках.

Расчет повышения температуры газа из-за повышения давления при приближении к ЧД, например, с привлечением формул Пуассона и лучевого теплообмена, невозможен, так как неизвестны скорости и длительность процесса, даже под сомнением остается само повышение давления. Но можно исходить из обратимости процесса — космический газ принять за расширившуюся и остывшую солнечную корону, и прокрутить «кино» обратно. Эффектного зрелища, как на рисунках, сопровождающих обычно заметки о ЧД, однозначно, не будет.

Радиус Солнца (700 тысяч километров), а оно не гигант галактики, все же несоизмеримо велик в сравнении с радиусами, вычисленными выше.

Свечение, приписываемое ЧД с недавних пор, противоречит ее названию. Ошибку исправлять не спешат. Мешает другая странность, требуемая для объяснения свечения. Речь идет об аномалии гравитационного поля ЧД. Теорий происхождения ЧД сегодня много, их стало возможным наделять всякими свойствами. Остановимся на варианте, знакомом еще Эйнштейну- коллапс звезды. Обладая массой, намного больше той, которую следует иметь ЧД, еще не взорвавшаяся звезда ведет себя доброжелательно как в отношениях со своими планетами, так и в отношениях с газопылевыми структурами на окраине своей системы. Например, большей частью открытые экзопланеты представляет собой газовые гиганты, превосходящие размером Юпитер, но находящиеся на орбитах, недотягивающих до меркурианской. Столь компактные планетные системы чувствуют себя хорошо.

Долговечны и двойные звезды, тот же Сириус. В астрофизике, почему-то, все кардинально меняется, если звезду заменить ЧД. Она начинает поедать все близкое окружение. Жор такой, что сумевшая улететь энергия превосходит по мощности излучаемую ранее звездой. Дыры наделяются почти вечной жизнью, хотя питаются крохами, единицами процентов от массы их породивших звезд. Скромность и плохой аппетит, как следует из жизни звезд, губит не только людей.

Недавно читал, как сказочно повезло японскому астроному — он стал свидетелем того, как ЧД проглотила пролетавшую рядом звезду. Все произошло настолько быстро (три дня), что его коллеги могли любоваться лишь фотографиями. Жалко звезду: будь на месте ЧД любое другое космическое тело, все обошлось бы, или процесс растянулся на миллионы лет с непредсказуемым результатом.

С уважением, А.Кимерал, 10.2011.

kimeral@quantor-t.ru

Разум как космическое явление

48b054fb7f886b04c75778e86c6a154f_1024

Космос и интеллектуальный ритм. Интеллектуальная активность мозга человека подвержена влиянию одной из основных космо-геофизических констант, которой является вращение Земли вокруг своей оси, формирующей околосуточные (циркадные, циркадианные) ритмы. Из биоритмологии может следовать, что повышенная интеллектуальная активность в светлое от освещения Солнцем Земли время суток запускает множественные 24-часовые биологические часы в человеческом организме. Пусковым механизмом для интеллектуальной активности, запуска информационного инстинкта и интеллектуальной рефлексии, изменения ритмов мозга, очевидно служит увеличение количества основной информации — зрительной.

Между тем, смена дня и ночи включает — выключает и основную информационно-интеллектуальную активность в условных западном и восточном полушариях глобального интеллекта Земли. Таким образом, интеллект человечества как бы все время бодрствует, так как одно из полушарий (освещенное) активно работает. Ритмичное изменение активности интеллектуальных систем, связанное со светом, может быть обозначено как интеллектуальный фотопериодизм.

Свидетельствовать о космическом влиянии на интеллектуальную деятельность может открытая А.Л.Чижевским (1897-1964) связь между солнечной активностью и проявлениями нервно-психических заболеваний.

Интеллектуальные системы в четырехмерном масштабе космоса. При непрекращающемся в течение последних 40 лет XX века активном поиске, с помощью бурно развивающихся астрофизических наблюдений (методами электромагнитной радиосвязи, оптическими, автоматических зонтов), попытками прямых контактов, не известно о существовании на других планетах жизни и разума.

Между тем, учитывая то, что даже только в видимой части Вселенной находится огромное количество звезд, сложно остановить ученых в предвосхищении информационных контактов с внеземным разумом. Поэтому и было предложено развивать космософию — науку о законах и формах развития цивилизаций на астрономических интервалах времени (И.С.Шкловский, 1987). Предложена виртуальная классификация космических цивилизаций (К.Кардашев, 1966), но не по количеству интеллектуальных компонентов, а по уровню технолого-энергетического развития: I тип — земной, потребление энергии 1020 эрг/секунду; II — цивилизация овладела энергией, излучаемой своей звездой, потребление энергии 1033 эрг/секунду; III- цивилизация овладела энергией в масштабе своей галактики, потребление энергии 1044 эрг/секунду. Здесь следует отметить, что к тому времени отсутствовали разработки по вопросам «интеллектуальной энергии».

Оптимизм первых двух десятилетий бума и успехов астрофизических исследований к концу XX века сменился пессимизмом, очевидно, связанным с молчанием космоса: «в соседней Галактике М 31, насчитывающей несколько сот миллиардов звезд, нет мощных радиомаяков, которые могли бы быть у сверхцивилизаций» (И.С.Шкловский, 1985).

Пессимистичные прогнозы, помимо идеи уникальности человеческого разума и цивилизации, по моему мнению, также могут быть связаны с отсутствием в настоящее время открытого эффективного пространственно-скоростного средства коммуникации, обеспечивающего время связи через огромные космические расстояния по времени сопоставимые с временем коммуникации между нейронами или людьми. Между космическими объектами это время информационной коммуникации пока составляет сотни световых лет.

Идея уникальности земного разума во Вселенной имеет следствие — свойства автономности и фрактальности единственной ноопланет-ной интеллектуальной системы подразумевают также такие функции как рекурсивное воссоздание и интеллектуальную итерацию, которые могут накладывать на миссию человечества задачи воспроизведения, репродукции, распространения интеллектуальных систем в космосе.

Между тем, по начальным вероятностным оценкам, — в современную эпоху только в нашей Галактике количество планет, населенных разумными существами с достаточно высоким уровнем цивилизации может достигать нескольких миллионов (106-107) (И.С.Шкловский, 1987). Эти цифры можно сравнить с ноогенетическим «критическим количеством компонентов интеллектуальной системы» — 109.

Учитывая недостаток знаний у человечества в ноокосмической области, можно, но всего лишь не научно, фантазировать о возможности появления в иерархии интеллектуальных систем Разума Галактического или Разума Вселенной, интеллектуальными компонентами которого могли бы быть интеллектуальные системы планет.

Возможно, многое зависит не только от трех координат, составляющих пространство, которые и определяют сложность коммуникации, а от четвертой меры — времени, от которой зависит формирование автономной интеллектуальной системы человечества, научно-технический прогресс с открытиями новых высокоскоростных или нетрадиционных методов связи между интеллектуальными компонентами, эволюция интеллектуальных систем во Вселенной.

А возможно, многое в будущем зависит от ноогонокинеза (гр. noos — разум; gonos — (по-)рождение; kinema — движение} — размножения интеллектуальных систем во времени и распространения их в пространстве (входе эволюции — распространение интеллектуальной системы мозга человека на Земле, распространение интеллектуальных систем аналогичных человечеству на другие планеты, в Космосе).

При этом следует отметить два возможных пути космического ноогонокинеза.

I. Размножение интеллектуальных систем за счет космических путешествий, переноса и расселения колоний своих интеллектуальных компонентов на другие планеты.
Этот вариант имеет недостаток и препятствие, связанное с закономерностью вышерассмотренной «пирамиды интеллектуальной биомассы», по которой на одну массу интеллектуальной системы необходимо 10000 масс потребляемых ею биологических веществ.

II. Вторая модель пути — распространение на другие планеты основных биологических молекул, которые, при наличии условий (вода, тепло и пр.), по закономерностям эволюционного процесса должны приводить к зарождению жизни и последующему зарождению интеллектуальных систем. Известна гипотеза, что происхождение жизни на Земле имело такой путь. Здесь следует отметить возможную критику, например, — эволюционные пути неисповедимы. Так, при одном компьютерном моделировании эволюции, был сделан вывод, что появление человека (интеллектуальной системы) — случайность, неповторяющаяся при повторном запуске компьютерного моделирования с первоначальными характеристиками (Б. М. Медников, 1982). Но ошибка, возможно, заключалась в первоначальном посыле, — не внесении в программируемые характеристики вышерассмотренной в ноогенетике «доминанты интеллектуальных систем» — ведущего значения преимуществ (неизбежности победы) в ходе естественного отбора систем (интеллектуальных систем и их предтечей), способных к более активному отражению объективной реальности, среди простых биологических систем, не имеющих такой способности.

Хотя, безусловно, нельзя скидывать со счетов элементы эволюционной случайности, такие как: от стремления природы к простоте, и высокими темпами эволюционирующих, ежегодно появляющихся в больших количествах новых смертельных вирусов, до планетарных и космических катаклизм, которые могут смести человечество, как волна рисунок на песке.

И все-таки интеллектуальная система человека и нарождающегося человечества появились не случайно, а закономерно!

Еремин А.Л. «Ноогенез и теория интеллекта» – Краснодар: СовКуб, 2005. – 356 с. ISBN 5-7221-0671-2